Дикое поле | Старый Козловъ
Skip to main content

У окраины Руси. Славянских археологических памятников на территории Тамбовской области не зафиксировано, хотя встречаются отдельные находки. Известно, что в X веке существовал сухопутный торговый путь из Волжской Булгарии в Киев, частично пролегавший по Тамбовскому краю. Именно по этому пути шел воинственный князь Святослав на Волжскую Булгарию в 964 году и попутно разгромил живших в окско-волжских лесах и враждебных Руси буртасов, захватил и пожег их города, а население рассеял.

В самом конце XI века, когда княжеские усобицы особенно осложнились и усилились вследствие участия в них известного Гориславича, и северные пустоши и дебри нашего края сделались ареной для междоусобной борьбы. В 1096 г. князь Мстислав, сын Владимира Мономаха, по Оке и притокам ее воевал с Олегом Святославичем (Гориславичем), причем Ольговичи шли с юга, от Медведицы и других донских притоков, и приходили к северу западной окраиной бывшей Тамбовской губернии.

Пользуясь княжескими распрями, мордовские и мещерские панки пытались освободиться от русской власти и начинали открытую анти-русскую борьбу. «Лета 1103, — говорит Нестор летописец, — бися Муромский князь Ярослав Святославич с Мордовою и побежден бысть Марта 4 дня…»

После раздробления Киевского государства наш край соседствовал с Рязанским княжеством. С юга его беспокоили половцы, кочевавшие в южных районах Тамбовщины с XI по XIII вв. С севера на мордву по Оке наступали владимиро-суздальские князья. В борьбу были втянуты и рязанские князья.

Русь издавна проникала в земли древней мордвы. Ко времени татарского нашествия она была уже заметным элементом в местном населении и оказывала благотворное влияние на его хозяйство, быт и культуру. Процесс вхождения мордвы в состав Русского государства был длительным, и закончился пожалуй только в XVII-XVIII вв. Это время активной ассимиляции мордвы, другими словами русской колонизации.

На стыке Руси и Золотой Орды. Вскоре кочевавшие в южных районах Тамбовщины половцы были вытеснены монголо-татарами. Русские летописи, повествуя о разорении в 1237 году Рязанского княжества монголо-татарами, упоминают о взятии «Онузы»: «Пришли с восточной стороны на Рязанскую землю, лесом, безбожные татары с царем Батыем, и придя, сначала, стали станом на Онузе, и взяли ее и сожгли. И оттуда послали своих послов: женщину-чародейку и двух мужчин с ней к рязанским князьям, требуя себе десятой части во всем: в князьях, и в людях, и в доспехах, и в конях». Есть предположение, что летописная Онуза находилась в северо-западных районах Тамбовской области, а именно в верхнем течении реки Польной Воронеж, либо на водоразделе рек Польной Воронеж и Челновая. Именно здесь находилась юго-восточная окраина Рязанского княжества, именно здесь пролегали древние дороги, по которым не преодолевая рек можно было дойти до Рязани. И именно между этими реками в 1647 году началось возведение Козловского вала, чтобы остановить набеги на Русь.

Разгром монголо-татарами Рязанского княжества не привел к полному запустению Тамбовского края. Хотя часть мордвы татары увели с собою в плен, в цнинских лесах сохранялись мордовские поселки. Сюда бежали и русские крестьяне, ведя с местным населением совместное хозяйство, вместе обороняясь от непрошеных врагов.

Первые попытки колонизации края. Первыми русскими колонизаторами Кирсановского края были чернецы-монахи. колонизации края. Говоря об обилии курганов в Кирсановском уезде, тамбовский краевед Иван Иванович Дубасов (1843-1913) указывает на один из них, находящийся в Вяжлинской волости и носящий название Чернецкого. «Местные жители рассказывают, — пишет Дубасов, — что на Чернецком кургане в старину были монастырь и кладбище. Может быть, это было в те времена, когда Кирсановская местность, по течению реки Вороны, называлась Червленым Яром и служила границею между Рязанским княжеством и Ордою и между Рязанскою епархией и Сарскою (в XIV веке)…».

До нас дошли также грамоты митрополитов Феогноста († 1353) и Алексия († 1378), свидетельствующие, что здесь существовали русские поселения еще в XIII веке и что по реке Вороне устроены были караулы и сторожи, наблюдавшие за движениями татар.

Вскоре Московское княжество начинает теснить здесь княжество Рязанское. Победа над Мамаем позволила им закрепить свои позиции и договориться о размежевании новых владений. Край был поделен по р. Цне. «От устья Цны вверх по Цне, что на московской стороне, то к Москве, а что на рязанской стороне, то к Рязани», — устанавливал договор.

В середине XV века московский князь уступил свою часть цнинских земель Рязанскому княжеству, чтобы укрепить союз с ним, необходимый для борьбы с татарами. Но дело шло уже к завершению объединения всех русских земель в единое государство во главе с Москвой. Оно произошло во второй половине XV — начале XVI вв. Рязанское княжество было присоединено к Русскому государству в 1521 году. А вместе с Рязанью вошел в него и наш край в его большей части, охватывавшей бассейн Цны и верховье Воронежа. В 1553 г. в низовьях Цны была построена первая русская крепость — город Шацк. Началось заселение и освоение русскими Тамбовского края.

Дикое поле. Дальнейшее освоение нашего края сдерживалось постоянными татарскими набегами. И после распада Золотой Орды, господствуя в Приазовье и Поволжье, татары наводняли степь ордами грабителей. Диким полем называли ее на Руси. Частью Дикого поля был и наш край. Когда большими силами до нескольких десятков тысяч человек, когда небольшими отрядами татары опустошали пограничные земли, уводили с собой пленных, скот, имущество.

Как уже известно, с середины XVI века Русское государство принимает меры, которые должны были уменьшить опасность нападения татар. На подступах к нашему краю с севера были основаны города Шацк и Ряжск, из которых в глубь степи высылались сторожи. Сторожи цепью охватывали край с юга от р. Вороны до р. Воронежа и дальше к Дону.

В конце XVI века при Иване IV Грозном произошло создание единой общерусской сторожевой службы. Ее возглавил видный русский полководец М.И. Воротынский. Был создан устав сторожевой службы, где детально расписывалось поведение сторожи в поле. Каждый южный город выставлял определенное число сторожевых казаков. Они выезжали на границу и регулярно объезжали ее. Если обнаруживался след татарского отряда, то одна часть сторожи преследовала противника, а другая высылала гонцов в города для организации отпора. При получении известий о татарах вся система оповещения пограничных городов и столицы приходила в действие. Войска выдвигались навстречу противнику уже зная, где его искать.

Строкой документа:

«Край наш, — пишет И.И. Дубасов, — обратил на себя особенное внимание правительства еще при Иоанне Грозном, который поручил охрану «мещерской стороны» ближнему своему боярину Никите Романовичу Юрьеву. Дед первого царя из дома Романовых «выдал для береженья мещеры стоялых и объизжих голов и сторожевыя станицы», и отражал нападения не одних татар и ногайцев, но и черкесов и донских казаков. В былые смутные годы единоверие и племенное родство, оказывается, еще далеко не обеспечивали нашей безопасности. Для убеждения донских казаков, чтобы они отстали от измены, царем Михаилом Феодоровичем посланы были в донские степи «духовныя власти» с грамотами и подарками… И с тех пор донское воровство почти утихло. Стали донцы за едино с нашими украинскими служилыми людьми… Замечательно при этом следующее обстоятельство, что наши темниковские, елатомские и кадомские татары, пешие и конные, дружно составляли особые татарские полки и верно несли государеву службу…».

На территории Тамбовского края сторожи стояли станом на реке Липовице, на Челновой и Воронеже. Однако остановить татарские набеги сторожи не могли. Требовалась более совершенная система обороны границ.